Главная » Статьи » Темы » Политика

Дополнение к жалобе на постановление по делу №5-2993/2012
В Куйбышевский районный суд г. Омска
от Корба Виктора Владимировича, родившегося 22.01.1965, проживающего по адресу: Омск, 22 Апреля, 44, 2
Т. 64-88-76, +7-913-662-0363

Дополнение к жалобе на постановление по делу №5-2993/2012

В дополнение к апелляционной жалобе, поданной мной 02.10.2012 через канцелярию мировых судей, считаю необходимым изложить следующие обстоятельства и обоснования по существу данного дела, а также в связи с многочисленными нарушениями норм материального и процессуального права, допущенными при его производстве и при рассмотрении в суде первой инстанции:

1. Нарушение порядка и сроков административного производства, а также права на защиту

При возбуждении, производстве по делу и его рассмотрении в суде первой инстанции был нарушен целый ряд требований КоАП РФ, устанавливающих четкую процедуру административного производства.

В первую очередь, это следующие обстоятельства:

1.1. Из материалов дела следует (лист №3), что протокол №80904545 об административном правонарушении был составлен 24 августа 2012 года в мое отсутствие, хотя я публично уведомлял о невозможности присутствовать при его составлении в связи с нахождением в Новосибирске. Этим процессуальным действием и актом, а также связанными с ним действиями и актами нарушены следующие положения КоАП:
  • ч.1 ст. 28.1, поскольку в качестве события правонарушения указана "организация митинга без уведомления" (предусмотренное ч. 1 ст. 20.2), но одновременно утверждается, что совершено правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 20.2 (нарушение порядка проведения собрания). Таким образом, в нарушение ч.3 ст. 28.1 отсутствует главное основание для возбуждения административного производства – однозначное указание на событие правонарушения. Указанное противоречие так и не было устранено на всех этапах административного производства и было "проштамповано" мировым судьей.
  • ст. 28.5, согласно которой протокол об административном правонарушении составляется немедленно (ч. 1) или в течение двух суток с момента выявления административного правонарушения (ч.2). Согласно материалам дела "выявление" зафиксировано рапортом зам. начальника полиции по охране общественного порядка УМВД России по Омской области полковником Ю.В.Виноградовым 31 июля 2012 года (лист дела №8). 02.08.2012 составлено определение №80904545 о возбуждении дела об административном правонарушении на основании ст. 28.7 КоАП РФ. Указанная статья устанавливает порядок проведения административного расследование "в случаях, если после выявления административного правонарушения в области антимонопольного законодательства, законодательства о рекламе, валютного законодательства, законодательства о защите прав потребителей, в области налогов и сборов, таможенного дела, охраны окружающей среды, производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, пожарной безопасности, дорожного движения и на транспорте осуществляются экспертиза или иные процессуальные действия, требующие значительных временных затрат" (ч.1 ст. 28.7), что разумеется, абсолютно неприменимо к событиям и ситуациям, связанным с организацией и проведением публичных мероприятий.
  • чч. 4-6 ст. 28.2, согласно которым при составлении протокола мне должны быть разъяснены права, а также предоставлена возможность ознакомиться с протоколом и представить свои объяснения и замечания к нему. В материалах дела (лист №27) содержится письмо, подписанное зам. начальника ОП №9 УМВД России по городу Омску А.Э.Ролдугиным, датированное 27.08.2012, в котором сообщается о направлении мне копии протокола об административном правонарушении от 24 августа 2012 года №80904545. При этом в Деле отсутствуют какие бы то ни было свидетельства доставки и вручения мне как этого письма, так и самого протокола.
Таким образом, сотрудники УМВД РФ по Омской области, возбудив дело без составления протокола, нарушили требования ч.4 ст. 28.1, а составив первый протокол об административном правонарушении спустя 24 дня с момента его "выявления", в мое отсутствие и без вручения его копии, грубо нарушили требование ст. 28.5 КоАП РФ и чч. 4-6 ст. 28.2.
1.2. Из материалов дела (листы №№30-37) следует, что ключевые процессуальные действия на этапе судебного производства также были совершены без моего участия, что грубо нарушает принцип открытости судопроизводства в РФ и мое конституционное право на защиту. В частности, речь идет о следующих обстоятельствах:
  • Мне не была предоставлена возможность в установленном порядке и в установленные сроки дать объяснения по делу с их отражением в протоколе (ст.26.3), а также выполнить иные процессуальные действия, в т.ч. предусмотренные ст. 24.4 (ходатайства), что повлекло за собой нарушение моих прав, предусмотренных чч.1-2 ст.25.1 (лицо, в отношении которого ведется производство), ст.25.5 (защитник и представитель) и др.;
  • При рассмотрении дела суд проигнорировал отсутствие в деле свидетельств и пояснений со стороны обвиняемого в правонарушении, не проверил факт надлежащего извещения, не выяснил причины неявки и не отложил рассмотрение дела в нарушение п.4 ч.1 и пп. в) п.7 статьи 29.7
1.3. Из материалов дела (листы №№30-31) следует, судом первой инстанции были проигнорированы важнейшие процессуальные требования, предусмотренные КоАП РФ, призванные обеспечить всестороннее и объективное рассмотрение дела. В частности, нарушены следующие нормы:
  • При подготовке к рассмотрению дела суд проигнорировал факт неправильного составления протокола и неправильного оформления иных материалов (см. п.1.1 Дополнений), наличие обстоятельств, исключающих производство по делу (отсутствие события административного правонарушения), а также очевидную недостаточность имеющихся в деле материалов для рассмотрения его по существу, поскольку в деле представлены лишь небрежно оформленные и откровенно фальсифицированные свидетельства со стороны обвинения, но отсутствуют какие бы то ни было свидетельства и пояснения со стороны обвиняемого в правонарушении, а также объективные документы и независимые свидетельства. Тем самым грубо нарушены пп. 3-5 ст. 29.1, пп.2)-4) ч.1. ст.29.4 и п. 1) ст. 24.5.
  • Игнорирование процессуальных норм о надлежащем уведомлении и проверке причин отсутствия обвиняемого повлекли за собой грубое нарушение его права на защиту, в том числе путем невозможности подачи ходатайств о дополнительном выяснении обстоятельств по делу, истребовании доказательств, проведении экспертиз и т.п. (ч.2 ст.29.6).
  • При рассмотрении дела проигнорированы требования ч.2 ст. 29.7: не были заслушаны объяснения обвиняемого, пояснения специалиста или эксперта, не исследованы никакие иные доказательства – судья Тодер просто механически воспроизвел формулировку обвинения, не основанную на Законе, не имеющую события правонарушения, содержащую неустранимые противоречия.

2. Использование недопустимых свидетельств и документов

При подготовке и при рассмотрении дела суд первой инстанции не исследовал надлежащим образом имеющиеся в нем материалы и, в частности, принял как заслуживающие доверия ряд заведомо ложных свидетельств, а также не основанных на Законе и фальсифицированных материалов. Это, разумеется, ни в малейшей мере не способствовало объективному и справедливому рассмотрению дела, а сами эти факты достойны, как минимум, вынесения частного определения или заведения уголовного дела. Речь идет, в частности, о следующих документах:
  • Лист №3 – Протокол №80904545 датирован 24 августа 2012 года, а на обороте указано, что его служебная проверка выполнена человеком, составившим протокол, майором Кольцовой В.Л. 23 августа 2012 года.
  • Лист №5 – Письмо врио начальника ДЧ УМВД РФ по Омской области полковника А.В.Павлова, из которого следует, что решение о возбуждении административного производства принято до наступления события возможного правонарушения – "по факту размещения информации на сайте".
  • Лист №8 – рапорт зам. начальника полиции по охране общественного порядка УМВД России по Омской области полковника Ю.В.Виноградова, датированный 31.07.2012, в котором предлагается возбудить административное производство до наступления события, причем это гипотетическое событие заранее объявляется правонарушением.
  • Лист №11 – Определение №80904545, составленное УУП ОП9 УМВД России по г. Омску капитаном полиции Хабиевичем А.И. (неразборчиво) о возбуждении дела об административном правонарушении без указания события правонарушения, подпадающего под ч.2 ст.20.2 КоАП РФ.
  • Листы №№13-14 – Объяснения свидетелей Кийского Е.В. и Старых В.В. представляют собой абсолютно идентичные, явно заготовленные заранее тексты, содержат прямое лжесвидетельствование в отношении Кузнецова и Корба.
  • Листы №№15-17 – Стенограмма митинга на Театральной площади 31.07.2012, составленная и подписанная УУП ОУУП и ПДН ПО №9 УМВД России по г.Омску ст. сержантом полиции Сураповым С.И.представляет собой какой-то шизофренический бессвязный набор слов, не имеющий никакого отношения к реальности, что легко подтверждается сравнением этого текста с имеющимися видеозаписями мероприятии. В этом более чем полностью фальсифицированном документе по фамилии указан лишь один участник собрания (да и то неверно!), хотя большинство выступающих представлялись и давно и хорошо известны правоохранительным органам. Примечательно и то, что мероприятие на Театральной площади названо "митингом", а его организатором обозначен некий Корб А.А.
  • Подписи на письмах от имени зам. начальника ОП№9 УМВД РФ по городу Омску подполковника А.Э.Ролдугина в адрес Корба В.В. (листы №18 и 27) подписаны явно иначе, чем определение по делу и письмо в мировой суд (листы №1, 2 и 31). Документа, подтверждающего факт отправки и получения мной письма, в деле нет.
  • К делу приобщен документ (листы №23-24), названный рапортом УУП ОП№9 УМВД России по г. Омску майора полиции В.Л.Кольцовой, не имеющий даты и других признаков, позволяющих идентифицировать его подлинность, содержащий основные формулировки, не основанные на Законе, грубо фальсифицирующие реальные события.
  • В листах №№25-26 содержатся объяснения свидетелей составления административного протокола 24.08.2012 в мое отсутствие, в котором дублируется ложная информация о том, что якобы "Корб В.В. о причинах неявки не сообщал, заявлений и ходатайств не поступало".
  • Листы №30 и №38 содержат подписи, ни в малейшей степени не похожей на образцы подписи судьи Тодера А.Я. на других документах

3. Игнорирование свидетельств, способствующих правильному рассмотрению дела

При рассмотрении дела в первой инстанции мировой судья Тодер А.Я. проигнорировал ряд документов, свидетельств и указаний на них и не устранил возникающие в связи с этим противоречия, однозначно придерживаясь обвинительной линии. В частности, материалам, на которых основывается вынесенное им постановление, прямо противоречат следующие документы и указания на свидетельства:
  • Лист №21 рапорт начальника УМВД России по городу Омску подполковника А.П.Шумакова о том, что "31 июля 2012 года в рамках широкого общегражданского движения России "Стратегия-31" с 18:00 до 19:05 на Театральной площади прошло собрание свободных граждан". "В период проведения мероприятия призывов к беспорядкам и антиконституционным действиям не было, нарушение общественного порядка не допущено".
  • В этом же документе указано, что "сотрудниками УМВД России по городу Омску осуществлялась видеосъемка действий организаторов и участников собрания". Однако суд не истребовал данные материалы, которые могли бы способствовать устранению грубых неточностей и противоречий, содержащихся в материалах дела.
  • • На интернет-сайте "Омск Политический" опубликованы свидетельства участников собрания 31 июля 2012 года, многочисленные фотографии и частичная видеозапись, опровергающие ложь о проведении его "в форме митинга" или о нарушении порядка проведения публичного мероприятия его организаторами.
  • Перед началом проведения собрания к его организатору подошел сотрудник полиции, представившийся уполномоченным от УМВД майором Черняковым Александром Васильевичем. Согласно ФЗ-54, именно и только он обладал полномочиями оказывать содействие организаторам собрания, обеспечивать соблюдение порядка его проведения. Между тем, в материалах дела отсутствуют даже упоминания этого факта, включая обязательные документы о назначении уполномоченного. Это важнейшее обстоятельство также оказалось проигнорированным судом первой инстанции.

4. Неправильное применение норм материального права

Одним из важнейших оснований, лежащих в основе и прошедшим красной нитью через все это сомнительное дело, является неправильное определение существенных обстоятельств и неправильное применение норм ст. 20.2 КоАП РФ, заложившее неустранимое противоречие, делающее невозможным не только рассмотрение дела по существу, но даже принятие его к производству. А именно: в качестве события правонарушения практически во всех документах дела указана "организация митинга без уведомления" и, одновременно, утверждается, что совершено правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 20.2. Между тем, первое действие относится к правонарушениям, квалифицируемым ч. 1 ст. 20.2 (Нарушение установленного порядка организации собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования), а вменяемая Корбу В.В. ч. 2. ст.20.2, продублированная во всех материалах дела и в постановлении мирового судьи, относится к нарушению порядка проведения публичного мероприятия.

Суд первой инстанции проигнорировал указанное противоречие и даже не предпринял попытку более тщательно разобраться в существенных обстоятельствах, которые могли бы подтвердить или опровергнуть абсурдные обвинения, положенные в основу дела, в том числе:
  • Более строго трактовать понятия и характеристические особенности двух форм проведения публичного мероприятия – митинга и собрания (см. далее) – и опровергнуть фальсифицированные заявления о проведении 31 июля 2012 года на Театральной площади Омска митинга.
  • Более строго применить нормы ФЗ-54 о порядке организации и проведения публичных мероприятий и подтвердить факт организации 31 июля 2012 года на Театральной площади Омска мирного собрания граждан и его проведения организаторами в строгом соответствии с Законом.
  • Более строго применить нормы ФЗ-54 и зафиксировать целый ряд грубых нарушений закона представителями исполнительной власти и сотрудниками правоохранительных органов.

5. Неправильная трактовка понятий "митинг" и "собрание"

При трактовке понятий собрания и митинга следует исходить из базовых норм российского и европейского законодательства, призванного обеспечить право граждан на проведение мирных собраний. При этом никакие частные трактовки не должны ни в какой мере нарушать это право, а лишь обеспечивать оптимальную его реализацию и соблюдение общественного порядка. Согласно ст. 2 ФЗ-54 "Целью публичного мероприятия является свободное выражение и формирование мнений, а также выдвижение требований по различным вопросам политической, экономической, социальной и культурной жизни страны и вопросам внешней политики….

2) собрание - совместное присутствие граждан в специально отведенном или приспособленном для этого месте для коллективного обсуждения каких-либо общественно значимых вопросов;

3) митинг - массовое присутствие граждан в определенном месте для публичного выражения общественного мнения по поводу актуальных проблем преимущественно общественно-политического характера".

Исходя из этих базовых определений, других норм ФЗ-54, многолетней правоприменительной практике и обычаев, сформировавшихся при организации и проведении публичных мероприятий в Омске, следует признать очевидными следующие обстоятельства:
  • Собрание – более общее по отношению к митингу понятие: легко видеть, что строго по определению, приведенному в ФЗ-54, митинг является одной из форм собрания, поскольку он также является "совместным присутствием граждан в …(одном) месте для коллективного обсуждения каких-либо общественно-значимых вопросов". Очевидно, что обсуждать что-либо без выражения мнений невозможно, тем более, это право прямо закреплено нормами ФЗ-54 (ст. 2, 18), таким образом, во время собрания участники и выражают мнения, и обсуждают их (обмениваясь ими), а во время митинга – только выражают, причем, преимущественно в совместной, организованной форме.
  • Сходство этих двух форм публичных мероприятий законодатель усилил и многочисленными нормами ФЗ-54, в которых описывается порядок их организации и проведения, в том числе одинаковыми возможностями по агитации и даже правом использования звукоусиливающих средств (пп. 5. п. 3 ст. 5 ФЗ-54).
  • Выделяются следующие существенные отличия между митингом и собранием, а также характеризующие признаки митинга, с точки зрения духа и буквы ФЗ-54 и общепринятой практики проведения публичных мероприятий в России и в Омске:
    • Первое отличие – в разном порядке их согласовании с местной властью, а точнее: при проведении собрания, не являющегося митингом, от организаторов не требуется предварительное уведомление органов исполнительной власти, а следовательно, и согласование с ними места и/или времени его проведения.
    • Второе существенное отличие – в самом характере проведения мероприятия, а именно: при проведении собрания, не являющегося митингом, его организаторы не должны допускать "публичного выражения общественного мнения", ограничиваясь лишь обсуждением в форме выражения индивидуальных мнений, обмена ими и выдвижения требований. К публичному выражению общественного мнения могут быть отнесены следующие формы: массовое, организованное скандирование общих лозунгов, публичная демонстрация подготовленных организаторами или согласованных с ними транспарантов и т.п.
    • Третье характеризующее отличие митинга – массовость. Российский законодатель, к сожалению, не оставил точного указания на то, какое именно количество участников делает публичное мероприятие массовым. Однако, на основании косвенных признаков (в частности, численной границы в 1000 человек, установленной для подачи уведомлений о публичных мероприятиях Законом о проведении публичных мероприятий на территории Омской области №23 от 27.01.05 с изменениями от 17.03.2011) и сложившейся практики можно утверждать, что мероприятие с числом участников менее 50 человек ни при каких обстоятельствах не может быть признано массовым.
Учитывая изложенное, а также фактические обстоятельства по делу, следует отметить, что нет ни одного свидетельства в пользу утверждения о том, что 31 июля 2012 года на Театральной площади был организован и проведен именно митинг или что мирное собрание граждан "переросло в митинг". Это было именно мирное Собрание Свободных Граждан – одно из регулярных мероприятий, проводимых в Омске в рамках общероссийского движения в защиту права граждан на мирные собрания "Стратегия-31" с 2010 года. Все эти мероприятия проходят строго в рамках действующего законодательства РФ, без нарушений общественного порядка и прав граждан. На этих собраниях не используются никакие формы "публичного выражения общественного мнения", на основании которых их можно было бы квалифицировать как "несогласованный митинг".
 
Таким образом, ключевое утверждение в постановлении, принятом мировым судьей Тодером А.Я. по делу №5-2993/2012, о том, что якобы "Корб В.В. был организован и проведен 31.07.2012 г. Митинг по адресу: г.Омск, ул. 10 лет Октября, д.2 без соответствующего согласования", не основано на Законе, противоречит фактическим обстоятельствам и документам, а также опровергается многочисленными свидетельскими показаниями.

6. Воспрепятствование праву на граждан мирные собрания

В постановлении и рапортах сотрудников УМВД мне неоднократно вменяется в вину, что я как организатор собрания "допустил публичное выражение общественно-политического мнения граждан по актуальным проблемам". Однако, сама эта претензия со стороны представителей УМВД явно противоречит норме Закона: согласно п.1 ст. 18 ФЗ-54, "Организатор публичного мероприятия, должностные лица и другие граждане не вправе препятствовать участникам публичного мероприятия в выражении своих мнений способом, не нарушающим общественного порядка и регламента проведения публичного мероприятия". Таким образом, сами эти требования и основанное на них "дело" содержат явные признаки преступления, предусмотренного ст. 149 УК РФ.

В период с 2006 по 2012 годы при организации и проведении различных публичных мероприятий на территории Омска сотрудники УМВД неоднократно предпринимали попытки сделать меня сообщником этого преступления, требуя в той или иной форме ограничить права граждан на свободное выражение мнений. А мировой судья Тодер А.Я. своим постановлением наказал меня за отказ от прямого соучастия в преступлении.

Примечательно то, что эти действия сотрудники УМВД совершают, несмотря на неоднократные разъяснения и предупреждения, которые я делал им и на публичных мероприятиях, и во время многочисленных рабочих совещаний по вопросам обеспечения общественного порядка и прав граждан на публичных мероприятиях в Омске, что подтверждается многочисленными документами и свидетельствами очевидцев.

7. Нарушение норм ФЗ-54 представителями УМВД органов исполнительной власти

Помимо указанных ранее, сотрудниками УМВД РФ по Омской области и городу Омску систематически совершаются следующие грубые нарушения норм ФЗ-54, что приводит к нарушению прав граждан на мирные собрания, усиливает общественную напряженность
  • В нарушение требования пп. 3) ч. 1. ст. 12 и пп. 2) ч. 2. ст. 13, не всегда назначаются уполномоченные представители, если они назначаются, то почти никогда письменное распоряжение об этом не направляется организаторам и этот представитель никогда не оказывает содействия в проведении мероприятия.
  • В нарушение ч. 2. ст. 12 ФЗ-54 органы власти доводят письменное предупреждение без указания каких бы то ни было законных оснований.
  • В нарушение ч. 1 ст. 14 назначение уполномоченного представителя органа внутренних дел осуществляется без предложения органа исполнительной власти и часто не оформляется распоряжением начальника ОВД.
  • В нарушение пп. 1) ч.3 ст. 14 уполномоченный представитель ОВД часто отказывается оказывать содействие в проведении публичного мероприятия.
  • Представители органов власти и ОВД продолжают использовать не основанную на Законе формулировку "несанкционированный митинг"
  • Представители органов внутренних дел неоднократно нарушали требование ч.1 ст. 18, препятствуя участникам мероприятия в выражении своих мнений.
Считаю целесообразным обратить внимание на недопустимость этих нарушений сотрудниками полиции и органов власти, как минимум, в форме вынесения частного определения в адрес руководства УМВД РФ по Омской области и администрации Омска.

8. Краткий перечень ходатайств

  • Отложить рассмотрение дела с целью более тщательной его подготовки
  • Истребовать и приобщить к делу копию полной видеозаписи собрания 31 июля 2012 года, осуществлявшейся сотрудниками УМВД РФ по Омской области
  • Приобщить к делу копии нескольких страниц интернет-сайтов, содержащих свидетельства очевидцев события в различных формах (тексты, фото, видео):
    • http://politomsk.ru/photo/7 - фото-галерея "Стратегия-31" в Омске
    • http://politomsk.ru/publ/18-1-0-1042 - видеозапись собрания 31.07.2012
    • http://politomsk.ru/blog/2012-08-03-703 - запись в блоге о собрании
    • http://metromsk.com/event/2012/07/31/strategiya-31-v-omske.html
  • Приобщить к делу видеозапись, выполненную гражданским журналистом Дмитрием Позечко во время собрания граждан на Театральной площади Омска 31 июля 2012 года, на стандартном носителе DVD и/или ознакомиться с ней в процессе путем просмотра видео, опубликованного в интернете.
  • Вызвать в качестве свидетелей следующих граждан:
    • Кузнецова Валентина Николаевича, пенсионера, правозащитника
    • Махмутова Акрама Хусаиновича, юриста, гражданского активиста
    • Солодовникова Вячеслава Леонидовича, пенсионера, правозащитника
    • Чернякова Александра Васильевича, майора полиции УМВД РФ по г. Омску
    • Романова Леонида Филипповича, пенсионера, гражданского активиста
    • Салохина Николая Павловича, преподавателя ОмГТУ
    • Ролдугина А.Э, зам. начальника ОП№9 УМВД РФ по г. Омску
    • Сурапова С.Н., ст. сержанта полиции ПДН ОП №9 УМВД РФ по г. Омску
Корб Виктор Владимирович
07 октября 2012 года
Категория: Политика | Добавил: KVV (08.10.2012) | Автор: Виктор Корб E
Просмотров: 7987 | Теги: ФЗ-54, Стратегия-31, Корб, мирные собрания, права, суд, КоАП, полицаи | Рейтинг: 5.0/1

Похожие материалы:

Всего комментариев: 0
avatar