Главная » Статьи » Темы » Политика

Суд "УМВД РФ по ОО против Виктора Корба". Собеседование. Текст
18 декабря в кабинете судьи Цветкова прошло предварительное собеседование сторон в рамках подготовки к судебному разбирательству по иску УМВД РФ по Омской области к Виктору Корбу по защите деловой репутации.

Представляем расшифровку аудиозаписи.

Судья: Проходите, присаживайтесь... У нас сегодня собеседование по иску УМВД России по Омской области к Корбу Виктору Владимировичу о защите деловой репутации. Ну читали, да? Ответчик, читали?

Корб: Да, конечно.

Судья: Читали. Там несколько статей, опубликованных на сайте "Омск Политический". Ну и та форма, в которой они написаны, не устраивает истца. Он просит их признать несоответствующими действительности, порочащими фразы некоторые и опубликовать опровержение. Кто представитель, представьтесь. Ну давайте в двух словах, что там за ситуация получилась?

Представитель: Уважаемый суд, значит, в конце сентября и начале октября на сайте "Омск Политический" было опубликовано три статьи, содержание которых порочит деловую репутацию УМВД России по Омской области. Доводы мы изложили в исковом заявлении. Просим суд признать не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию данные сведения. По данным фактам была проведена лингвистическая экспертиза, заключение которой мы ходатайствуем приобщить к материалам дела. Копию - для ответчика. Соответственно, здесь раскрывается суть высказываний, которые упомянуты в статье.

Судья: Так, ну и кого он конкретно оскорбил, опорочил этими высказываниями ответчик?

Представитель: Мы считаем, УМВД России по Омской области.

Судья: Так, ну понятно. Я так понял из содержания, какой-то там был материал административный, да, из-за которого все началось, да? Что там было?

Представитель: Административный материал был. Но комментировать решение, которое по нему состоялось, я в данный момент не могу.

Судья: Ну хорошо, пока присаживайтесь. Пожалуйста, ответчик, что там за ситуация? В двух словах буквально.

Корб: Я отзыв даже подготовил. Сразу могу его передать. [передает экземпляры судье и представителю истца] 

Судья: Чтобы понять, с чего там началось все и почему так получилось..

Корб: Ну давайте я своими словами...

Судья: Какое-то даже там собрание было...

Корб: Ну, ваша честь, сначала было не это собрание. Вот я в отзыве очень кратко пишу, что вообще-то, это длительная история моих взаимоотношений с УМВД РФ по Омской области. Она многолетняя...

Судья: И в этом кабинете не в первый раз...

Корб: Совершенно верно. Всю ее, конечно, затрагивать не надо, но это тоже характерно. Ключевой момент - я просто это напомню, потому что это важно - в рамках подготовки одного из наиболее массовых мероприятий в этом году, 4 февраля, когда была демонстрация с участием нескольких партий, это был такой сложный формат...

Судья: Это в этом году было, да?

Корб: Да, это четвертого февраля было. Это такая предвыборная акция была. В рамках ее согласования, точнее, в рамках взаимодействия организаторов с правоохранительными органами - стандартная такая практика - состоялся ряд совещаний. В ходе этих совещаний и взаимодействия лично с Юрием Васильевичем Виноградовым, небезызвестным зам. начальника УМВД РФ по Омской области, который как раз курирует общественную безопасность, у нас с ним состоялся разговор, результатом которого и стали несколько в этом году попыток завести на меня административное производство. Это было даже такое полушутливое обещание-предложение с моей стороны. Там есть такие сложности в интерпретации Закона [о митингах], ну и поскольку я хорошо закон знаю, я уже не раз это доказывал, так вот, если вы сомневаетесь, грубо говоря, обращайтесь в суд. Вот так я, говоря по человечески, подначивал. Один раз они завели административное производство сами когда-то весной. Второй раз - уже осенью, даже не осенью, а по рапорту Виноградова, Марущака и т.д. завели еще до начала, до события - 30 июля. До события 31 июля, когда должно было состояться собрание. Это, вообще, беспрецедентный случай:

Судья: 31 июля было собрание, это что за собрание?

Корб: Да, 31 июля было собрание на Театральной площади. Оно, в общем, стандартное, в рамках ... Это все в материалах прекращенного теперь уже Куйбышевским судом производства... Так вот, инициировано было это "Дело". Началось оно с рапортов полковников Марущака, Виноградова и далее там по всей линии - до сержантов. Ну и, в общем, там длинная история, я ее не буду, естественно, всю рассказывать. Там проблемы были и на этапе мирового судьи. Но главное, что была куча грубых нарушений процессуальных КоАП просто. Если будет интересно, если Вы запросите, мы сможем в рамках процесса. Ну или детали я потом расскажу. Но там явные были нарушения процессуальных норм...

Судья: Материал завели. Чем там у мирового судьи закончилось?

Корб: Оно сначала "закончилось" присуждением мне штрафа у судьи Тодера, который исполнял обязанности судьи Валиулина, который ушел в отпуск. Они там ошиблись с повесткой, еще что-то... Я это отменил, естественно, в Куйбышевском суде. Дело отправили на новое рассмотрение. Новое рассмотрение судья Валиулин провел полноценно, с несколькими заседаниями, с вызовом свидетелей и т.д. В ходе рассмотрения выявились, мягко говоря, разночтения в показаниях свидетелей так называемых, на основании свидетельских показаний которых и строилось это дело и рапорты под копирку. Ну и т.д. Это все есть в материалах дела, и это можно посмотреть.

Судья: И закончилось чем?

Корб: Закончилось, естественно, прекращением административного производства ввиду отсутствия состава правонарушения.

Судья: И Вы по этому поводу публиковали статьи?

Корб: Совершенно верно. Поскольку я журналист, я активный блогер, я исповедую принцип открытости и публичности всех действий...

Судья: Вы все свои эмоции и публиковали, да?

Корб: Совершенно верно. Причем, я высказывал это в статусе блогера. Это важно отметить. Поскольку я еще и журналист, я очень тщательно за разными своими ролями слежу. Это не были, как легко видеть, новости. Здесь не оспариваются новостные публикации, например. Здесь не оспариваются статьи - здесь цитаты из моих объявлений, в которых я приглашаю на суд, со своими комментариями в рамках открытого административного производства, и мои личные комментарии в качестве блогера. Это все в Дневнике, на сайте очень легко видно...

Судья: Вы пишете "полицаи"...

Корб: Давайте теперь я это прокомментирую. Вот обратите внимание, если уж это затрагивается...

Судья: Ну да, затрагивается...

Корб: Да. Я даже не отметил это в отзыве, поскольку его пока в короткой форме изложил, но раз уж Вы сейчас затронули... Здесь же даже на первой странице искового заявления есть четкая "из меня" цитата о том, что полицаями я называю реальных полицаев, а именно сотрудников УМВД РФ, действующих не на основании Закона, а исключительно под диктовку своих начальников или заказчиков из ПЖиВ. То есть...

Судья: Что такой ПЖиВ?

Корб: Это "партия жуликов и воров" - это известная формула Навального. Но здесь она не расшифровывается, как видно...

Судья: Так... Понятно...

Корб: Так вот, совершенно четко видно. Я просто объясняю четко, кого именно я называю полицаями. Если бы я сказал, например, "Виноградов Юрий Васильевич - полицай" или "Все сотрудники УМВД РФ - полицаи", да? Или просто в общем виде. Но здесь совершенно четко, в этом же контексте, обозначается, что полицаи - это недобросовестные сотрудники УМВД! Более того, есть свидетельства, кстати, очень показательные: летом, во время флешмоба около ТЦ "Омский", - это есть на аудиозаписи, это можно посмотреть на видеозаписи - точно такой же разговор у меня состоялся еще с одним подполковником Гаришным. И я там точно так же, предваряя эти непонятки, - он обиделся тоже, потому что там тоже слово полицай прозвучало, - я тогда же ему объяснил, что есть полицейские и есть полицаи. Полицаи - это те сотрудники, которые не исполняют законы надлежащим образом. Это все зафиксированно совершенно четко.

Судья: Ну вот Вы пишете "обвинив одного из организаторов..." - это кого Вы имеете в виду?

Корб: Это я. Я был организатор собрания.

Судья: Это Вы про себя пишете как блогер?

Корб: Да, конечно.

Судья: "Перерастании в антипутинский митинг..." Так, ну ладно.

Корб: Это все есть в материалах дела.

Судья: А тут: "Подложные рапорта... переврали..." - это про что, про какое дело?

Корб: Все про это, то же самое...

Судья: То есть, это все про это одно вот это административное дело?

Корб: Совершенно верно. Более того, фактически я здесь цитирую свои объяснения в рамках этого административного дела. Легко их поднять и посмотреть. Все вот эти мои оценки в материалах этого дела - как "сшитого", как "подложного", как "некорректно оформленного", как "составленного с нарушениями процессуальных норм" и т.д. - все это есть в материалах дела. И я об этом публично, в рамках процесса говорил...

Судья: В процессе Вы все это говорили как Корб, а здесь написали как блогер...

Корб: Естественно. И здесь я как Корб: сам себя цитирую. То есть, ничего здесь нового нет...

Судья: ... сами себя процитировали...

Корб: Это мои заявления в рамках административного дела. Ничего нового я здесь не сообщаю. Обращаю внимание...

Судья: И так именно Вы и говорили там: "это все состряпано", "подложные рапорта", проверяйте, судья?..

Корб: Абсолютно точно. Совершенно верно. Это фактически было мое заявление о, как минимум, правонарушении или о преступлении. И, более того, - и это тоже зафиксировано в материалах дела - я все это говорил с очень серьезными оговорками. Потому что я видел, что молодых ребят-охранников, например, то что называется подставили: у них два протокола абсолютно один в один, буква в букву совпадают, когда они давали объяснения в суде, это было просто неприлично и неприятно по-человечески слушать как они пытаются не врать под присягой. Я сам сказал "Ваша честь, что мне делать: продолжать вопросы, которые покажут это все, или пожалеть этих ребят?" Это все есть на аудиозаписи, это все можно прослушать. То есть, мне это все очень тяжело было, вообще говоря, фиксировать...

Судья: И вот это "идиотское дело" - это тоже про то же самое дело?

Корб: Абсолютно это все одно и то же административное дело.

Судья: "сшито омской полицией белыми нитками..."

Корб: Но оно является неким результатом наших взаимоотношений.

Судья: Так, ну суть понятна.

Корб: Еще можно маленькое замечание? Оно небольшое и Вы даже в своих вопросах представителю истца четко обозначили этот момент. Здесь, в моих текстах - совершенно верно - не указано лицо конкретное. Я нигде не сообщаю сведений о конкретных фактах в отношении конкретных лиц. Это легко прочитать и убедиться. Есть "полицаи Омск", да, есть эта фраза. Но к кому она относится? Я уже сказал, к кому она относится, я это выше объяснил...

Судья: К сотрудникам полиции недобросовестным...

Корб: К недобросовестным сотрудникам полиции, совершенно верно. Но почему УМВД РФ по Омской области как юридическое лицо восприняло вот эти мои общие комментарии на свой счет? Наверное, потому что руководители там участвовали как-то в этом деле.

Судья: И это дело закончилось административное, и Вы уже не пишете на эту тему? Оно Вам уже неинтересно...

Корб: Это важный момент. Я писал и до этого, естественно, и буду писать после этого. Я в своем праве в рамках общественной дискуссии по важнейшему вопросу о праве граждан на мирные собрания - в рамках этой важнейшей дискуссии, в соответствии с Конституцией, в соответствии с законами Российской Федерации, в соответствии с постановлениями пленума Верховного суда РФ и Европейской Конвенции по правам человека - я, естественно, буду продолжать высказывать в любых законных выражениях.

Судья: Ну это понятно... Хорошо, что Вы помните, что когда Вы это высказываете, нужно помнить, что права есть не только у Вас, но и у других права есть.

Корб: Безусловно. Есть конфликт частных репутационных прав и общих интересов. Это все есть в разъяснениях и комментариях в постановлении Пленумов Верховного суда РФ, это все есть в многочисленных постановлениях Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ). Да, есть этот конфликт, совершенно верно. Но в этом конфликте так называемые политические структуры - политические деятели, органы власти и т.д. - обладают пониженным иммунитетом. Естественно, я это помню. Личных оскорблений, как я только что отметил, ни одному из руководителей не наносил. Непосредственно деловой репутации в целом УМВД РФ по Омской области я не порочил. Вот моя позиция.

Судья: Понятно. Вам понятна позиция? [обращаясь к представителю истца].

Корб: Да, у меня предложение. Я его традиционно много лет предлагаю сторонам в подобных делах - досудебным урегулированием дело решить. Я готов его обсуждать.

Судья: А какое Вы предлагаете урегулирование?

Корб: Самое простое, конечно, - это если бы коллеги отозвали иск. Я ехал сюда с Круглого стола, посвященного этой же теме, с участием полковника Марущака. Мы с ним вкратце так это обсудили неформально. Я сказал ему, что конечно, в первую очередь, предлагаю отозвать иск. Ну просто чтобы не усугублять всю эту ситуацию. Вы же понимаете, коллеги, уже много примеров было: если сейчас начать этот процесс, к нему будет привлечено внимание прессы, вот уже некоторые интерпретации вы видели, наверное, уже блогеры пишут "полицаи пытаются в суде доказать, что они не "полицаи". Это вчерашний заголовок. Я считаю, если орган заботится о своей репутации, то нужно первым делом отозвать иск. Второе, если так уж захотелось,.. отказаться ото всех этих требований. А я готов сделать комментарий в духе того, что я сейчас сказал. Опубликовать вот это свое заявление о том, что я не имел в виду конкретных лиц, подтвердить фактически все эти уже изложенные факты: что я не оскорблял и не наносил никакого ущерба...

Судья: Это Вы имеете в виду этот свой отзыв свой?

Корб: Ну даже шире. Скорее, то, что я сейчас говорил. То, чем я сейчас закончил фактически. Да, что никакого личного репутационного ущерба ни юридическому лицу, ни физическим лицам, руководителям УМВД РФ по Омской области я не причинял.

Судья: То есть, Вы публикуете такой текст, что не имели в виду и Вас просто неправильно поняли...

Корб: Да, я готов все эти комментарии лишний раз напомнить: о том, кто такие "полицаи". Никаких проблем. Это моя добрая воля. Готов помягче, поаккуратнее слова подобрать :-)

Судья: Ну вот есть у него предложение такое - опубликовать, как бы разъяснить, что неправильно его понимали...

Корб: Я всегда это делаю, когда возникают вопросы.

Судья: ... что ничего плохого он не имел, а только свои права отстаивал. Цитируя себя же, но уже в другом качестве, с точки зрения блогера, а не журналиста. Ну и есть в его словах истина по поводу того, что есть у него определенные права. Так, надо вам время подумать? Сколько?

Представитель истца: По позиции ответчика мы к судебному заседанию свое мнение изложим. И по времени, я думаю, сегодня у нас семнадцатое число [на самом деле - 18.12.2012]... Думаю, как посчитает суд, можно до Нового года, можно после.

Судья: После Нового года. Проходите к секретарю. Потому что в этом году уже провести не получится, т.к. у нас каждые полчаса по процессу назначено. Итак, встречаемся после 14-го января. Да, что я еще хотел сказать, Виктор Владимирович, если Вы там добровольно опубликуете из того, что Вы говорили, Вы тогда к следующему заседанию просто принестие "что вот я такое-то разъяснение опубликовал". Уже вроде как мне это ни о чем не говорит, но пусть будет.

Корб: Никаких проблем. Всего хорошего.

Судья: До свидания.

Секретарь: 15 января, в одиннадцать часов.
Категория: Политика | Добавил: KVV (27.12.2012) | Автор: Виктор Корб
Просмотров: 3336 | Теги: Корб, полиция, суд | Рейтинг: 5.0/2

Похожие материалы:

Всего комментариев: 0
avatar